Прокурор области Наталья Марчук: «Неприкасаемых» для нас нет и не будет»

В органах прокуратуры Наталья Марчук работает с 1996 года, последняя должность перед назначением в Днепропетровск — первый зампрокурора Донецкой области.

Мы увидели Наталью Васильевну 10 декабря 2010 года, когда генеральный прокурор Виктор Пшонка представлял её в качестве прокурора области. Было сложно поверить, что эта улыбающаяся и говорящая мягким голосом женщина назначена главным борцом с коррупцией и преступностью в одном из самых сложных регионов страны, руководителем многочисленной армии мужчин с погонами на плечах.

- Нас ожидает много работы. И она будет плодотворной, принесет пользу нашему региону и стране. Мы справимся! — сказала в тот день Наталья Марчук.

- Наталья Васильевна, вас назначили в достаточно сложный регион. Какими были ваши первые шаги на новой должности? Что вам не понравилось, за что вы взялись в первую очередь?

- Эффективность работы любой структуры в первую очередь зависит от людей, которые в ней работают. Был укреплен руководящий состав: 34 опытных работника были назначены на должности городских, районных и приравненных к ним прокуроров, причем 12 из них – впервые, они были выдвинуты из кадрового резерва. А опытных прокуроров районного звена пригласили в аппарат областной прокуратуры. И сегодня мы уверенно говорим о том, что достигнуто рациональное соотношение опытных и молодых кадров.

Только не надо называть эту кадровую работу «чисткой» или «люстрацией», как это любят делать политики и журналисты. Я – за профессионалов и за профессионализм. За то, чтобы правоохранительные органы в принципе не имели никакого отношения к политике.

Вот впереди у нас реформирование прокуратуры, основанное на рекомендациях Совета Европы, выводах Венецианской комиссии. Сегодня мы говорим о том, что в прокуратуре вводится механизм самоуправления, отрабатывается система и порядок внедрения гарантий независимости прокурорской должности. Это сложные задачи, и мы должны бережно относиться к существующей школе и тем людям, которые имеют богатый опыт.

Тут еще важно понимать, что любое кадровое решение принимаю не я, а только генеральный прокурор. Существует целый механизм: выдвигаются требования к претенденту, он должен пройти все направления работы, в том числе и следственную работу в областной прокуратуре. Затем его кандидатура утверждается в прокуратуре области — решением коллегии, аттестационной комиссии, кадровой комиссии. Только после этого вопрос выносится на коллегию Генпрокуратуры.

Кадровая работа – сложная работа. Очень сложная. Предвзятости здесь не место.

Что касается работы областной прокуратуры в целом, то главные изменения такие: усовершенствована система контроля и усилена ответственность руководителей структурных подразделений и зональных прокуроров за выполнение служебных обязанностей.

- На чем сегодня сосредоточена работа областной прокуратуры? Каковы ваши приоритеты?

- Я бы сформулировала так: мы усилили влияние на эффективность прокурорско-следственной деятельности в подчиненных прокуратурах. И осуществляем прямой надзор над соблюдением законов в правоохранительных, контролирующих органах, органах власти и местного самоуправления.

Активно внедряем практику проведения негласных следственных действий, благодаря которой использование полученных таким образом материалов об уголовных коррупционных правонарушениях по завершенным в этом году уголовным производствам составляет почти 60%.

Подчеркну и важность внедренного в ноябре прошлого года Единого реестра досудебных расследований. Его использование делает фактически невозможным укрытие преступлений от учета. В цифрах это выглядит так: количество фактов сокрытия уменьшилось в шесть раз!

Это если в целом. А за кулисами всегда остается большая часть нашей кропотливой работы — то, что трудно выразить в цифрах, что проявляется в тенденциях. Если раньше кто-то говорил, что платить налоги не будет, то сегодня он их платит. Если мы выставляем требования экологического законодательства к одному предприятию, то остальные уже не ждут нашего вмешательства, сами принимают план мероприятий.

Я хочу, чтобы наше общество привыкало бороться с беззаконием и помогало бороться с беззаконием нам. Каждый понедельник я веду прием, и он показывает пока не очень хорошую тенденцию. Посетитель сообщает о фактах взяточничества, я отвечаю: хорошо, вызываю следователя, вы даете ему доказательства своих слов, мы проверяем их и ловим взяточника на горячем. Нет, отвечает человек, в свидетели не пойду, вы сами ловите. Люди упрекают порой: мол, вы не трогаете «неприкасаемых». И еще не все понимают, что для нас «неприкасаемых» нет, перед законом все равны. Мы действительно шагнули далеко вперед, мы работаем по-новому, и работаем успешно. К примеру, у нас на коллегии присутствует председатель апелляционного суда. Когда такое было?

Но в основе любого заявления о преступлении должны быть факты. Не пересказ сплетен, а факты. Существует такое выражение: «Заявителя пустили по кругу». Вот, например, люди два года ходили на прием к заместителю прокурора одного из городов и хвалили его: мол, он хороший, с нами два года разговаривал. Пришел на эту должность новый человек, разговаривать перестал, уголовное производство прекратил — людям не понравилось. А он просто-напросто ответственно подошел к делу, изучил материалы и понял, что суд элементарно не постановит обвинение по этому делу, ведь не все жалобы могут быть доказаны и удовлетворены.

Не нужно обижаться на прокуратуру, нужно помогать прокуратуре. И у нас, и у людей общая цель – пресечь преступление, выявить преступника, доказать его вину и передать дело в суд, который определит наказание.

- Иногда люди боятся не столько преступника, сколько правоохранителей. Часто ли вам, например, приходилось сталкиваться с правонарушителями в погонах, в судейских мантиях?

- К сожалению, приходится. И твердо вам говорю: ни один такой случай не остается без нашего внимания и реагирования. И «неприкасаемых» для нас нет. Мы доводим дело до конца.

Вот показательная история. В феврале 2013 года мы передали в суд дело в отношении начальника одного из райотделов милиции области и начальника ОБЭП, которые вымогали и получили от трех граждан 30 тысяч гривен за непринятие мер по инициации обысков. Но районный суд освободил осужденных от отбытия наказания с испытательным сроком на 2 года. Мы не согласились с таким приговором, внесли апелляцию, она была удовлетворена. Лица, совершившие преступление, были осуждены на 5 лет лишения свободы, однако после вновь были освобождены с испытательным сроком на три года. И вот совсем недавно моим первым заместителем была внесена кассация на это, с нашей точки зрения, слишком мягкое решение, не соответствующее тяжести вины.

В марте районный суд Кривого Рога вынес приговор оперуполномоченному уголовного розыска Долгинцевского райотдела милиции Борисенко (5 лет лишения свободы) и старшему лейтенанту милиции Смутко (8 лет лишения свободы) за то, что они применили незаконное насилие в отношении подозреваемых, чтобы добиться от них признания.

Сегодня в судах области находится 5 раскрытых нами дел в отношении 18 сотрудников милиции разного ранга – от оперуполномоченных до начальника следственного отдела. Вот еще один характерный пример: в текущем году расследовано и передано в суд три дела с обвинительными актами по факту совершения ДТП по вине правоохранителей.

Я вам больше скажу, хотя говорить об этом, конечно, крайне неприятно. Встречаются оборотни и в наших рядах, но факт работы в прокуратуре не помог им уйти от ответственности. Сегодня в судах находится 4 дела в отношении прокурорских работников — заместителя районного прокурора, следователей и помощника прокурора одного из районов.

Я открыто привожу пример, чтобы еще раз подчеркнуть свою позицию: перед законом все равны.

Вместе с тем нужно понимать, что есть другая сторона медали, главная – речь идет о смелости правоохранителей, их преданности своему делу. Вспомните день терактов в Днепропетровске, предшествующий этому взрыв в центре города. Ни один правоохранитель не сказал: «Я не пойду». И задачу – отсечь горожан от мест взрывов — они выполнили. Когда правоохранители искали взрывные устройства, когда не спали много ночей подряд, никто не жаловался, не говорил о своих страхах. А это ведь почти две тысячи человек оперативного состава, и у каждого из них есть семьи – родители, супруги, дети. Ход досудебного следствия контролировался не только генеральным прокурором Украины, но и лично Президентом Украины. Все задачи выполнены, причем на едином дыхании!

- Наталья Васильевна, «по наследству» вам, я уверена, перешла масса незавершенных или отложенных в долгий ящик уголовных дел. По каким из них сегодня закончено расследование, выдвинуто обвинение, материалы переданы в суд?

- Когда изучили состояние следственной работы, пришли к неприятному для нас выводу: наращивание статистических показателей происходило, как правило, за счет расследования дел о малозначительных, мелочных преступлениях. Выяснили, что уголовные дела чаще всего возбуждались по факту совершения преступлений, а не касательно конкретных лиц. Это чревато тем, что значительное количество таких дел закрыли в связи с неустановлением совершившего преступление лица.

Выполняя требования генерального прокурора Украины, мы приняли необходимые меры и добились уменьшения количества дел по малозначительным фактам.

По поручению Президента Украины основное внимание прокуратура перенесла на расследование преступлений по злоупотреблению и превышению власти, на коррупционные преступления и факты получения взятки, разворовывания имущества путем присвоения и растраты, на нарушениях законодательства об оплате труда, о земельных правоотношениях, о преступлениях в бюджетной сфере. Взялись именно за те проблемы, которые больше всего волнуют общество.

Что касается резонансных дел, то вспомнить, думаю, нужно завершенные и переданные в суд дела. К примеру, дело по обвинению начальника инспекции ГАСК в области, который получил взятку в размере 800 тысяч гривен. Или дело по признакам ОПГ по обвинению пяти работников Никопольского горсовета, которые на протяжении трех лет присваивали бюджетные деньги на сумму почти 2,5 миллиона гривен. Дело по обвинению начальника Криворожской таможни, преступные действия которого нанесли государственным интересам ущерб на сумму в 1,6 миллиона гривен.

Стоит вспомнить и резонансное дело так называемых черных риелторов — преступной организации, в которую входили адвокат, риелтор и еще семеро обвиняемых, которые с 2007 по 2010 год совершали убийства людей с целью завладения их недвижимым имуществом. В ходе расследования были раскрыты убийства, обнаружено 8 трупов. Сегодня все обвиняемые находятся под стражей.

Вытащили на поверхность и дело в отношении должностных лиц «Днепрогаза» по взрыву дома на Мандрыковской, когда 13 октября 2007 года из-за взрыва газа погибли 23 человека и еще 23 получили травмы. Мы провели расследование и передали дело в суд.

Что касается невыплаты зарплат, то в 2012 году прокуратура передала в суд 53 уголовных дела. Наемным работникам была возмещена зарплата в размере почти 20 миллионов. И в текущем году в суд направлено уже 3 обвинительных акта, возмещено 734 тысячи гривен.

Тщательно отслеживает прокуратура и преступления в сфере земельных отношений. По этим преступлениям в прошлом году расследовано и направлено в суд 73 уголовных дела. Сумма возмещенного ущерба составила 26,5 миллиона гривен.

- Вот вы расследуете дело, передаете материалы в суд. А судья якобы не замечает важности проведенного прокуратурой расследования и тяжести вины обвиняемого. Как вы боретесь с этой ситуацией? Насколько я знаю, вам удалось добиться в этом вопросе определенных сдвигов.

- Мы выстраиваем наши отношения с судами исключительно на основании закона и уважения к суду. Между тем, законом предусмотрена ответственность судей за существенное нарушение норм процессуального закона при осуществлении правосудия. И если прокуратура видит, что судьей нарушается закон – мы реагируем немедленно.

Только в этом году нами было внесено 6 заявлений в высшую квалификационную комиссию судей Украины. По результатам их рассмотрения двух судей привлекли к дисциплинарной ответственности. Всего же за период 2011-2013 годов нами было подано 27 таких заявлений о привлечении судей к ответственности.

Мне вспомнилась ситуация с депутатом, который в июне 2010 года застрелил жителя села Новоподольска в Софиевском районе (это экс-депутат Софиевского райсовета Александр Таран, который на берегу пруда поссорился с местным жителем Александром, а потом пришел к нему домой и застрелил его из автомата на глазах у его 6-летнего сына. — Авт.). Мы тогда заняли принципиальную и жесткую позицию и отстояли ее во время судебного, а после апелляционного и кассационного рассмотрения дела. Убийца был осужден на 14 лет лишения свободы.

А ведь судьи Долгинцевского районного суда Кривого Рога, когда рассматривали это дело, нарушили закон, забыли о морально-этических принципах. Убийца под предлогом, что это было убийство при превышении границ необходимой самообороны, получил наказание, не связанное с лишением свободы (Тарана осудили на два года условно с испытательным сроком два года и отпустили домой прямо из зала суда. После чего депутат в честь своего освобождения устроил банкет с салютом. — Авт). Суд принял решение в конце марта, а уже 4 апреля мною в адрес Генеральной прокуратуры было направлено ходатайство об обращении в Высший совет юстиции с предложением о принятии представления об увольнении судей Козака Андрея Владимировича и Середней Натальи Григорьевны в связи с совершении ими действия, порочащего звание судьи. 16 октября 2012 года Высший совет внес представление в Верховную Раду. 23 мая этого года судей в связи с нарушением ими присяги судьи уволили.

Сегодня в судебном производстве находятся два дела в отношении судей районных судов области.

- О чем бы мы с вами ни говорили, мы так или иначе возвращаемся к проблемам коррупции, которая составляет главную угрозу государству. Чего, на ваш взгляд, не хватает в украинском законодательстве, в практике работы правоохранителей, чтобы процесс искоренения коррупции был более эффективным?

- Я согласна с тем, что разрушительный эффект коррупционных действий сказывается не только в причиненном материальном ущербе, но и в его общественном резонансе. Поэтому все известные нам факты находятся на моем личном контроле.

Только в прошлом году нами было направлено в суд 59 уголовных дел в сфере взяточничества. К примеру, дело в отношении начальника Главного управления юстиции в области, который получил взяток на сумму 62 тысячи долларов. А в ходе следствия мы доказали факты незаконной деятельности чиновника, вследствие которых государству был нанесен ущерб на сумму более миллиона гривен.

И в текущем году мы уже направили в суд 24 обвинительных акта в производствах о преступлениях в сфере взяточничества.

Да, в работе по противодействию коррупции есть проблемы. Во-первых, не хватает активной гражданской позиции в обществе по этому вопросу. Ибо большинство населения рассматривает взяточничество, как социальный механизм ускорения решения своих проблем. Они считают коррупционное поведение привычным и целиком оправданным, не спешат и даже не пытаются свои права отстоять. Они думают, что такие попытки будут тщетными. Пора уже понять, что это не так, что прокуратура всегда выступает за интересы граждан и против коррупционеров.

Что же касается проблемы коррупции в масштабах государства, то я считаю, что подход к этой работе должен быть более системным. Нужно организовать процесс постоянного сбора и анализа статистических данных и другой информации об эффективности мероприятий по противодействию коррупции, работать над выявлением факторов, способствующих коррупционным проявлениям. Нужно разработать действенный механизм реализации соответствующих инициатив в пакете новопринятых антикоррупционных законов.

Еще, на мой взгляд, нужно создать условия для привлечения к ответственности юридических лиц, если их уполномоченные лица совершают коррупционные правонарушения.

А одним из самых важных условий достижения позитивных результатов в этой сфере является борьба с коррупцией политической. И должна она происходить, на мой взгляд, путем лишения иммунитетов. Необходимо создать правовые механизмы, при которых все без исключения будут привлекаться к ответственности за коррупционные правонарушения. В государстве не должно быть касты абсолютно неприкосновенных лиц, перед законом все должны быть равны.

Беседовала Ольга Юдина

Газета ГОРОЖАНИН


Источник: “http://gazeta.dp.ua/read/prokuror_oblasti_natalya_marchuk_neprikasaemih_dlya_nas_net_”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя